2nd_street (2nd_street) wrote,
2nd_street
2nd_street

Category:

Поэт Дмитрий Быков

Я к нему сложно отношусь. И это хорошо.
Плохо, что к некоторым (вроде и классикам?) начинаешь относиться просто...

Наш мир не слетел с основ еще, но запах уже гиений:
Повсюду стоят чудовища и требуют извинений.
Простите, ваше кладбищенство, что я осудил убийство.
Прости меня, оскорбившийся, за то, что ты оскорбился.
Простите, наше сатрапище, за то, что мы ходим маршем,
Мешающим вашей трапезе публичным презреньем к старшим.
Простите меня, омоновцы, простите меня, Росгвардия,
За то, что мы плохо молимся на чудище ваше главное.
Простите за то, что слушали про веру мою в единство,
За то, что я верил в лучшее, забывши, где я родился.
Живем мы в пространстве суженном, как будто в отдельной луже, —
Простите. Я думал: хуже нам, но вижу, что всюду хуже.
Прощенья мы просим сутками — везде, от Бали до Сити.
Пора назвать проститутками всех тех, кто просит «простите».
Но как не просить прощения на столь неуютном свете,
Где matter вся дичь ущербная, а мы ничего не matter?
Когда-то, во дни прошедшие, в стране поумней, чем ныне,
Я думал: просить прощения – спасение от гордыни.
Всю жизнь я просил прощения у ратников и корсаров —
И дожил до воплощения мерзейших своих кошмаров,
До темной такой расселины, где жители всех берложин
На жаб и гадюк поделены, и выбор меж ними ложен.
И сын мой запомнит истину, назло старинным романам:
Ты можешь быть дважды искренним и даже вполне гуманным,
Не верь, мой сын безалаберный, посулам врага и босса.
Подправим девиз концлагеря — «Не верь, не проси, не бойся».
Нелепо ждать покаяния, не стоит желать награды,
Нельзя просить подаяния, прощения и пощады.


Как писАвший (когда-то) стихи, я бы написАл чуть иначе:

Наш мир не слетел с основ еще, но запах уже г(н)иений:
Повсюду стоят чудовища и требуют извинений.
Простите, Ваше Кладбищенство, что я осудил убийство.
Прости меня, оскорбившийся, за то, что ты оскорбился.
Простите, Наше Сатрапище, за то, что мы ходим маршем,
Мешающим вашей трапезе - публичным презреньем к старшим.
Простите меня, омоновцы, простите меня, Росгвардия,
За то, что мы плохо молимся на чудище ваше главное.
Простите за то, что слушали про веру мою в единство,
За то, что я верил в лучшее, забывши, где я родился.
Живем мы в пространстве суженном, как будто в отдельной луже, —
Простите. Я думал: хуже нам, но вижу: что всюду хуже.
Прощенья мы просим сутками — везде, от Бали до Сити.
Пора назвать проститутками всех тех, кто просит «простите».
Но как не просить прощения на столь неуютном свете,
Где matter вся дичь ущербная, а мы ничего не matter?
Когда-то, во дни прошедшие, в стране поумней, чем ныне,
Я думал: просить прощения – спасение от гордыни.
Всю жизнь я просил прощения у ратников и корсаров —
И дожил до воплощения мерзейших своих кошмаров.
До темной такой расселины, где жители всех берложин
На жаб и гадюк поделены, и выбор меж ними - ложен.
И сын мой запомнит истину, назло старинным романам:
Ты можешь быть дважды искренним и даже трижды гуманным,
Не верь, мой сын безалаберный, посулам врага и босса.
Подправим девиз концлагеря — «Не верь, не проси, не бойся».
Нелепо ждать покаяния, не стоит желать награды,
Нельзя просить подаяния, прощения и пощады.


Две последние строчки - чистый Буддизм. Ты хочешь? = Ты проиграл...
Tags: Культура/литература-кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments