2nd_street (2nd_street) wrote,
2nd_street
2nd_street

Category:

Граница нормы - I: друзья детства Питирим Сорокин и Николай Кондратьев. А ваши друзья и сокурсники?

Кондратьеву было 13 лет, когда в 1905 году он поступил в церковно-учительскую семинарию в селе Хреново Костромской губернии, и там познакомился с Питиримом Сорокиным, которому суждено было стать одним из основателей мировой социологической науки. С этого момента они фактически не расставались: вместе вступили в эсэровскую партию, вместе в первый раз сидели в тюрьме в Кинешме...

...вместе уехали в Петроград, где много лет снимали комнату на двоих, вместе поступили в университет, вместе стали важными функционерами революционного правительства в феврале 1917, потом одновременно были назначены личными секретарями Керенского: Сорокин - по делам науки, Кондратьев – по делам сельского хозяйства. Потом оба стали депутатами Учредительного собрания, оба сделались организаторами оппозиции большевикам, оба оказались в списках на принудительную депортацию из России.
А дальше - по отдельности.
Питирим Сорокин уехал из России в 1923 году, в 1931-м основал Социологический факультет Гарвардского университета и руководил им до 1942-го, в 1965 стал президентом Американской социологической ассоциации и умер, окруженный учениками и почитателями, в 1968-м.
За Николая Кондратьева заступился заместитель наркома земледелия Валериан Оболенский (Осинский) и "спас его от депортации". В 1924 году, уже посидев некоторое время во внутренней тюрьме на Лубянке, Кондратьев выехал в единственную в своей жизни загранкомандировку в Германию, Англию и США. В Англии они виделись с Сорокиным, он умолял Кондратьева не возвращаться, но тот его не послушал. В 1925 году, уже в России вышла главная статья его жизни, сделавшая его мировым классиком экономики - «Большие циклы конъюнктуры».
А уже три года спустя Кондратьев передал Сорокину сложным путем, через Финляндию, письмо:
«Я поставлен в безвыходное положение. Развертывается волна невиданных преследований. В деревне террор и ужас. В городах насилие и издевательство; от интеллигенции требуют публичного покаяния, отказа от всех своих взглядов, раболепства и т.д. Кругом паника. Быстро растут самоубийства. Большинство сдается. Отказывающихся единицы, и участь их ужасна. Я в числе их, и мое положение ужаснее, чем чье-либо иное. Сейчас лишили меня всякой работы. В наших условиях это голодная смерть. В ближайшем будущем, если я не сдамся, будет неизмеримо хуже. Что именно, я не знаю, но может быть все, что угодно, решительно все, что угодно...
Хочу надеяться, что ты поймешь меня, бросишь все и сделаешь все, что только в силах человека. Речь идет буквально о моем физическом и моральном спасении».
В 1930-м он был арестован, впервые осужден и получил 8 лет тюрьмы. Незадолго до окончания срока, в сентябре 1938-го, - там же, в тюрьме приговорен к смертной казни. Расстрелян и зарыт в общем рву в Коммунарке.
Питириму Сорокину, второму семинаристу из Хренова, оставалось жить и работать в Гарварде еще ровно 30 лет.

За текст спасибо гл. редактору журнала "Вокруг Света" Сергею Пархоменко. По моим наблюдениям, разница между уехавшими и оставшимися (моими друзьями и сокурсниками) уменьшилась. Оставшиеся - живы. И на х... никому не нужны...
Tags: Делать жизнь с кого?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments